Люди

Vanity Fair: Первое интервью Джона Гальяно

Vanity Fair: Первое интервью Джона Гальяно

Джон Гальяно впервые рассказал широкой публике об ужасах своей алкогольной и наркотической зависимости, как это влияло на его работу, и том, что он планирует делать дальше.

«Я никогда не пил, чтобы заниматься творчеством или почувствовать вдохновение. Сначала алкоголь помогал расслабиться и забыться после краха моих коллекция для Dior. С каждой новой безуспешной коллекцией я чувствовал, что становлюсь его рабом. Я потерял сон, а таблетки не помогали, и накачивался водкой с тоником, чтобы заснуть. Я не мог признать себя алкоголиком и думал, что могу все контролировать».

«То, что началось как самовыражение, наоборот превратилось в маску. Я жил в пузыре. Когда я стоял за кулисами, а вокруг была очередь из пяти человек, чтобы помочь мне. Один подавал сигарету, другой помогал идти. Я даже не знал, как пользоваться банкоматом».

«У меня были какие-то скачки Я мог не спать пять дней. Мог пойти в книжный и набрать каких-то книг по самосовершенствованию, но я все отрицал. Я мог снова начать ходить в спортзал или соблюдать диету, но все повторялось снова».

«Когда мне сообщили, какие ужасные вещи я делал в том парижском кафе, я не мог в это поверить. Мой помощник рассказал о видео. Когда я увидел его, меня подбросило. Ощущение было, что я собирался сделать шаг под автобус или грузовик, который со свистом проносится мимо меня. Я был парализован от страха и пытался выяснить, почему я был в таком гневе, что сказал тогда самое злобное, что только мог».

Джон Гальяно был трезв два года и наконец начал делать новые шаги в моде. Сегодня он оптимистично смотрит в будущее.

«Это звучит странно, но я очень рад тому, что случилось. Я так много узнал о себе. Я вновь обнаружил себя маленьким мальчиком, который испытывает творческий голод. Я думал, что потерял это, но я жив».