Жизнь

Сила женщины – в ее слабости

Или почему до сих пор изображения со сценами насилия используются ведущими брендами в рекламных целях?

Сегодняшний материал вовсе не преследует цель пропагандировать феминизм, и мы не призываем бойкотировать бренды, которые используют фотографии со сценами насилия. Но все-таки этот факт достоин внимания: почему подобная концепция в рекламе, когда женщину изображают жертвой, до сих пор так популярна?

Многие фотографы, например, Гельмут Ньютон и Гай Боердин вообще сделали тему насилия ведущей в своем творчестве и их работы уже вошли в историю моды и искусства. Dolce & Gabbana и Louis Vuitton не раз обращались к теме провокационных снимков, выставляющих женщин не в лучшем виде в своих рекламных кампаниях.

С одной стороны. Цели, которые преследуют бренды, вполне понятны. Шокирующие кадры хорошо продаются, они подходят для громкого пиара. The Guardian недавно затронули тему весенне-летней кампании Marc Jacobs. Анализ говорит о следующем: «Эта навязчивая идея со смертью не так удивительна, когда Вы рассматриваете его как очевидную и окончательную конечную точку спектра, в котором женская пассивность и тишина сексуальны, стилизованы и очень продаваем”. The Guardian делает другое правильное замечание: «Есть причина, по которой эти изображения распространяются. Если сексуальный стереотип женщины в нашей культуре пассивен и уязвим, рекламщики решили, что, по логическому выводу, нет ничего более очаровательного, чем мертвая девочка». А Инна Шевценко, лидер украинской группы Femen, заметила в интервью Huffington Post, что «Обнаженные женщины в непристойных позах используются, чтобы поднять шумиху и продать одежду». В свою очередь, французская газета Libération продолжила рассуждения на эту тему, отметив, что факт заигрывания с обществом на тему порно-шика – не лучшая стратегия. «Это непристойность, незнание и безразличие – фантазии, идеализирующие порно: у социально-бытовой стороны жизни подавляющего большинства проституток нет ничего, что может вызывать зависть».

Huffington Post подытожили, что индустрия моды может укреплять в обществе самые отрицательные идеи и представления о том, как должна выглядеть женщина в современном культурном контексте. Ведь искусство отображает нашу жизнь! Многие художники, дизайнеры и в целом люди, задействованные в творческой индустрии, уверены, что искусство не знает границ и «парит» над проблемами этого мира, никак их не затрагивая. Тем не менее, мы все помним, какой ажиотаж вызвала фотография дизайнера Даши Жуковой. Она сидит в кресле, выполненном в виде лежащей фигуры почти обнаженной чернокожей женщины. Это произведение норвежского художника Бьярне Мельгорда, которое, в свою очередь, стало переосмыслением работы британского мастера поп-арта Аллена Джонса. Событие тут же вызвало массу негодования со стороны блогеров и журналистов, а Даша позже принесла извинения всем, кого обидела таким образом. Но это один случай из множества.

Индустрия моды по-прежнему придерживается курса «Мы представляем – вы интерпретируете». Но вопрос о допустимости подобных представлений и о том, где все-таки находится та грань, за которую не следует выходить, остается открытым.