Люди

Революции Эди Слимана

Революции Эди Слимана

Придя на пост креативного директора Модного дома Saint Laurent Эди Слиман выпустил коллекции, которые шокировали модную общественность. Шокировали так, как хотелось бы шокировать публику самому Иву Сен-Лорану. Кто-то назвал Эди гением, кто-то решил, что дизайнер не уважает наследие вверенного ему Дома. Главное – о нем говорят все без исключения, а коллекции расходятся из бутиков как горячие пирожки. Более того, сегодня Saint Laurent, наверное, единственный Дом моды, чьи продажи уверенно растут и собираются падать.

Эди обожает эксперименты, он проводит ребрендинг Дома полного традиций, он привлекает к сотрудничеству рок-музыкантов и танцоров, он сам снимает рекламные кампании, а на подиум выпускает совсем неопытных моделей, в конце концов, под знаменем Saint Laurent Эди создает заново фланелевую рубашку и выпускает ее в мир Высокой моды. Ранее его зауженный мужской костюм заставил похудеть самого Карла Лагерфельда, хотя многие критики недовольные стиранием гендерных границ уже ввели в обиход термин manorexia. Затем Эди совсем отказался от конструирования одежды и посвятил несколько лет любимому искусству фотографии и беспечной жизни на калифорнийском побережье.

Революции Эди Слимана

Его первая женская коллекция для весну 2013 года основывалась на силуэтах 1960-70-х годов. Широкополые шляпы, бахрома, обилие замши и пышных шифоновых рукавов и скинни-джинсы скорее напоминали не кутюра Ива Сен-Лорана, а хиппи-стиль Дженис Джоплин. Вторая коллекция – осень 2013 – пестовала гранж с его клетчатыми рубашками, платьицами бэби-долл, мужскими силуэтами, сетями и огромными свитерами. Коллекцию закономерно рекламировали Ким Гордон, Мэрилин Мэнсон, Бек Хэнсон и Кортни Лав. Женщина от Saint Laurent воплотилась в новой ипостаси. Новая эстетика Дома стала андрогинный и несколько асексуальной, а модели из мужской и женской коллкций стали взаимозаменяемыми. И, конечно же, это вполне соответствует духу самого Сен-Лорана, который одним из первых провозгласил эпоху унисекса с его женскими смокингами и стилем сафари.

Революции Эди Слимана

Пьер Берже недавно сказал, что Ива привело бы в восхищение то, что делает Эди. В мире моды, где легкомыслие является обязательным условием, Слиман поступает наоборот, он предельно серьезен, честен, добросовестен и... стилен. А Франсуа-Анри Пино заявил, что Дом нуждался в ком-то, кто бы понимал философию бренда, ту, которая процветала в 1960-х годах. Эди оказался единственным, кто способен продолжить дело великого Сен-Лорана.

Слиман происходит из семьи портных. Когда он начал ходить в ночные клубы, он обнаружил, что нет одежды, в которой он мог чувствовать себя должным образом. Эди начал создавать свои собственные модели. После обучения в Лувр Эколь он прошел стажировку в Martin Margiela, затем работал над мужской линией прет-а-порте в YSL. В итоге Слиман пришел к должности креативного директора мужской линии Dior, где его почерк оформился окончательно.

Когда Слиман вернулся в Yves Saint Laurent в прошлом году, он вернулся не как модельер, это стало возвращением калифорнийского художника. Именно отсюда интерес к рок-культуре и авангарду. Эди как будто стоит одной ногой в Высокой моде, другой – в современном искусстве, его вещи – арт-объекты, а не то, что продается в магазинах. О своих планах Слиман говорит: «Я хочу найти баланс между современной модой и традициями, между Лос-Анджелесом и Парижем. Мода и состоит из этих двух частей. В этом и есть философия Дома».