Люди

Эмбер Валлетта для сентябрьского Interview

Эмбер Валлетта для сентябрьского Interview

Одна из самых востребованных моделей конца прошлого века рассказала журналистам культового издания о начале своей головокружительной карьеры.

Interview: Вы выросли в штате Оклохома?

Эмбер: Я выросла в городе Талса, а затем переехала в Европу – тогда мне было семнадцать.

Interview: Как Вы попали в Европу?

Эмбер: Моя мама определила меня в школу моделей, там меня заметил один модельный агент и предложил поехать в Европу и начать работу в качестве модели. Тогда я не очень понимала, что это значит, просто хотела поехать в Европу. Так я поехала туда с одной подругой из модельной школы и ее мамой. К счастью, я уже была в Европе целых два раза. Сейчас я немного сожалею о том, что не провела еще один год дома и так рано уехала, но и понимаю, что в таком случае все могло бы сложиться по-другому.

Interview: Какой была ваша первая действительно серьезная работа?

Эмбер: Это была реклама для итальянского Vogue . Я плакала на съемках, потому что не знала, что делать. Это было через две недели после того, как я приехала в Милан первый раз. Потом была обложка французского Elle. Тогда я отрезала себе волосы и все изменилось в одночасье. Мне было около 18 лет, когда я сделала короткую стрижку.

Interview: Что побудило Вас это сделать?

Эмбер: Ни у кого тогда не было коротких волос. Я работала с одним известным французским парикмахером и однажды предложила ему подстричь меня. Он спросил, сколько мне лет и изумился, когда узнал, что всего восемнадцать – моя прическа делала меня гораздо взрослее. Тогда я обрезала волосы и это стало настоящей сенсацией.

Interview: Был ли кто-нибудь, кто принял Вас под свое крыло в то время?

Эмбер: Мой агент, Дидье Фернандес, он был наставником и защитником и настоящим другом. Питер Линдберг и Стивен Майзель, Карла Бруни, и Кристи, и Наоми, и Линда, все! Мы держались вместе, у нас было что-то наподобие сплоченного женского общества!

Interview: Какой была реакция Вашей семьи на такие стремительные изменения?

Эмбер: Мама мной очень гордилась, у нее не было времени и возможности, чтобы все бросить и сопровождать повсюду меня, но мама доверяла мне. Гордился мной и отчим. Правда, с одной из моих сводных сестер мы уже не были так дружны и близки, как раньше: я приехала домой по-другому одетая, с другим взглядом на многие вещи. Вероятно, мы уже сильно отличались. Но моя жизнь набирала обороты и я ничего не могла с этим поделать.

Эмбер Валлетта для сентябрьского Interview